Армянск Информационный
Вадим Шарыгин - поэма «Перекоп»
Печать

Поэма «Перекоп»

Пролог

***

Слышу: лязг,
Сшибку шашек под ржанье коней.
Бесшабашную юность мою.
Слышу плач по России несчастной моей,
Вскрик предсмертный в прощальном бою.

Слышу – ветер,
Забравшийся в хлипкий окоп,
Относимое к морю «Ур-ра!».
Слышу: как, отстенав, отстоял Перекоп –
От нахлынувших «нонче»  –  «вчера»!

Слышу – моря
Спасительный, ой ли, прибой.
Стук безногий последнего дня.
Слышу, как.. на двоих помирая с тобой,
«Живым» выбирали меня..


1.
***


Преткнулись.
Припёрло
Нам насмерть стоять! –
Стоим.
Битый час.
Смерти – медлят..

Утраченным, шатким,
Бессмысленным «ять» –
Прижались
К России..
Мы, не для –

Геройства, победы,
Надежд и наград –
(То в прошлом всё, нынче другое):

Мы здесь – друг для друга, –
Последний парад;
Мы здесь – друг за друга! –
И каждому – рад
Господь..
И небо, такое..

Роняя на звёзды измятых погон,
Ночующих звёзд блистанья,
На час – отстранив, отградив от погонь
Окопное распластанье –

Небо прощающейся тишиной
Окуполило траншеи!
Сквозь забытьё узнаваемый мной,
Свет, будто с камнем на шее,

Над горсткой, обнявших винтовки,  – Лучи?

Прожектора! – взвилось – «К бою!».
На первопоходниках вздрогли мечи
На орденах* – за собою,

Увлёк нас! –
Раскатистый, ревностный рёв:
«Ур-ра!» на «Ура!»  – мы глотней!
К воде – латыши – (как стадо коров)  –
Пол-тысяча перед сотней!

Пошла рукопашная!
-Ну, шантрапа,
Вертайся в Сиваш! Сброд – к бродам!
(Сиваш..Эх, подвёл нас!.. Сухая тропа..)
Конец дворянским породам.


2.

***


Нешутошный ветер
Сгонял с Сиваша’
Солоноватую воду..
Сползала с Юшуньских позиций душа..
Я, друга – в бинтах – на подводу,

Тихонько обняв, навсегда уложил,
Для слёз не найдя минуты.
Разрывы! Разрывы! Со всех рук и жил –
В агонию русской смуты..

Одними губами: «Прикрою, спасу!»,
Две ленты, «максим» дымится..
Вцепился в гашетку..

{Сшибая росу,
Мчусь, в васильках,
вижу лица:
Смеются навстречу мне – сестры и мать,
Распахнуты руки! – Ну же..}

Нет..Видимо, нам никогда не унять –
Этих..
Всё ближе и у’же –

Сгущаются цепи! Да сколько же их! –
Сомкнутой сволочи! – прётся..
За павших друзей! – Довыстоит стих –
Мой – В этих мёрзлых колодцах,

Последних траншеях –
канавах кровей!
По щиколотку в багровом..
Снова хрипим (умирать не новей) –
«Ур-рра!». 
С  в о с х и т и т е л ь н ы м рёвом,

Вымахнув, выпростав на бруствера –
В рост! – ох, отчаянны, черти!
Атаковав небосклон, юнкера,
Валятся под ноги смерти!


3.

***


Дроздовцы! – Три тысячи с гаком штыков –
Турецкому Валу братья!
Четыре часа лёт снарядных шматков 
Над тульями.. Эту рать я,

Пополню, – белогвардейством своим!
Вместе, родимые, вместе!
Да что там, на небе договорим..
Всё потеряв, кроме чести,

Дроздовцы! Три тысячи с гаком смертей! –
В саднящую светом темень.
Бесследность, бесслёзность – смурней и смердей –
Жизнь обывателей – с теми,

Кто не превысит их быты ни в чём:
Чернь – нас продаст и покинет!
Кровоподтёчным кровят кумачом –
Раны на голой равнине..

Дроздовцы! Три тысячи с гаком огней!
Русские взвывы и взмывы!
Простившись с Россией, склонившись над ней,
Плачут плакучие ивы..


4.

***

Вода возвращалась в Сиваш.  Окстился,
Дул во все лёгкие ветер!
-Пусть катит, к такой-то матери, в тыл вся
Сволочь! – (Слащёв на совете).

***
«Чистильщики», четыре красных полка –
(Не на что нам надеяться!) –
Втыкали штыки в глаза и в бока
Раненным белогвардейцам.

***
За полночь, после четвёртого штурма,
Гребень Турецкого Вала –
Взят! У телеграфа «Кремлёвский штурман»:
«..Не считаясь..потерь...вяло..»

***
Сливается с ночью корниловский полк –
Чернеются гимнастёрки..
Штыками – Дорогу – Кто смог, а кто смолк,
Сомкнув ресничные створки.

***
Девятого, марковцев, разворотив
Снарядами-валунами..
В ответ на «Сдавайтесь!» – «Варяга» мотив:
«..нынче умрём под волнами».


5.

***


Изнурились полки колченогие,
Волоча по степи трёхцвет.
На земле – уцелеются «многие»,
А «единственным» – места нет!

Захромала отвага бедовая –
От Джанкоя до темноты..
Осень крымская – поздняя, вдовая
Допалила сияньем мосты..

Ну, прощай, брат!
– Прощай, даст бог, свидимся!
Проморгнув глаза, обнялись.
Вслед ему: «Боже, как же он выдохся..»,
Мне вослед: «Будто канул ввысь..».

Грохотала ночь, каркала залпами,
Буровя, гудя и стеня**,
Как могла мгла холодными лапами,
Отступающего меня,

Облепила, скрывая от ярости
Краснозвёздошной солдатни.
До утра – наших выстрелов яркости..
Мы теперь – насовсем одни!

Что творилось на Графской на пристани! –
Врангель..Выстрелы..В грудь..В виски..
Чайки, высмотрев рухнувших пристальней, –
Обезумевши от тоски,

Оглашали стенаньем взмывающим
О т ш в а р т о в ы в а н ь е Руси!
Осенило прозреньем взымающим:
Честь –  пощад себе – не проси!


Эпилог

***


Слышу: бег,
Табуны, табуны, табуны
Седоков растерявших коней..
Вижу снег,
Переселенной в память страны,
И себя на коленях у ней.

Слышу: пыль,
Стук колёс, ныв телег, гвалт и гул,
Пререканья лихих батарей;
Срыв в атаку умаянных выперших скул,
Примыканья к бортам – якорей –

Отстоящих, ещё на какую-то чуть,
От  причалов – печальных судов..
Слышу: ночь-на-пролёт не могущих уснуть –
Стон, –  уж боле ненужных годов.

Слышу – вас,
Всех, родные, родные мои! –
Лебединая песня страны.
Не смолкают, гремят на Литовском бои,
И чонгарским окопам верны –

Сгустки – непокорённых, взмывающих строк!
Ни пощад, ни подмог, как тогда.
Убиенны – Есенин, Цветаева, Блок –
Обывальщина, – взяв города,

Напирает, рифмует ничтожность свою..
Истекаемый кровью – держусь!
Восхитительно гибнет в неравном бою –
Мечта под названием Русь!



Примечания:

*имеется в виду почётное звание «Первопоходник», присвоенное всем участникам восьмидесятидневного 1-го Кубанского (Ледяного) похода 1918 года и почётный знак отличия в виде пересечённого мечом тернового венца.

**подобно тому как у Салтыкова-Щедрина в романе «История одного города»: «…полное гнева, оно неслось, буровя землю, грохоча, гудя и стеня..»

Система Orphus

Постоянный адрес:http://armyansk.info/median/virtual-library/poetry/988-vadim-sharygin-poema-perekop

© 2021 Все права защищены. При использовании материалов, предоставленных на сайте, в любой форме наличие ссылки на Армянск Информационный обязательно.