Армянск Информационный
Титановый «захват»
Печать
27.02.2006 14:17

“В феврале 2006 года на многое мы смотрим уже совсем иначе, чем 5-10 лет назад. Сегодня мы не сомневаемся в том, что можно успешно работать в любой отрасли, можно поднимать на ноги любое предприятие”.

Сегодня мы не сомневаемся в том, что можно успешно работать в любой отрасли, можно поднимать на ноги любое предприятие. Если, конечно, на то есть воля заинтересованных лиц. А тогда многим казалось, что целые отрасли уже не встанут на ноги. Мы молча смотрели на то, как гибнут флагманы индустрии; как уходят они с завоеванных рынков сбыта; как банкротятся успешные ранее предприятия и их за бесценок забирают спекулянты. Но что мы могли тогда сделать?

В жизни каждого человека есть незабываемые события. Для меня одним из них стало назначение директором на практически “убитое” безденежьем госпредприятие КГПО “Титан” в январе 1999 года. Много воды утекло с тех пор. Предприятие изменилось до неузнаваемости, вернуло себе лидерские позиции в национальной титановой отрасли, наращивает свое присутствие на мировом рынке. Но даже сейчас, по прошествии семи лет, я иногда задумываюсь над тем, как нам удалось спасти этот стремительно тонущий “Титаник” отечественной химии. Как нам удалось не только удержать его на плаву, но и нарастить производственные мощности?

В конце 90-х годов на КГПО “Титан” уже несколько лет практически не работали основные цеха, рабочие месяцами не получали зарплату. При этом долги росли как на дрожжах и составляли более 100 млн. грн. Господствовал бартер (более 80%). Буквально на глазах умирал город-спутник Армянск. С предприятия в массовом порядке увольнялись бесценные специалисты и уезжали в поисках лучшей доли. Разве такое забудешь?

Равно как не забудешь, что в те тяжелейшие годы мы оказались никому не нужны — ни “денежным мешкам”, ни государству. Первые никогда и не думали о стратегических инвестициях, а предпочитали забирать прибыльные предприятия и “выжимать” из них все соки. КГПО “Титан” было глубоко убыточным. Впрочем, как я теперь понимаю, это было скорее благом, так как не позволило зайти на предприятие “временщикам”, добить его и окончательно похоронить. Второе (государство) часто озабочено политическими интригами и потому часто не замечает реальных проблем в производственном секторе.

Откровенно признаюсь, что сразу после моего назначения я не знал, что делать. Как спасти “Титан”? — вопрос, который в те дни беспрестанно меня терзал. Не хочу сказать, что я был испуган, но растерян был точно. Знал только, что, во-первых, предприятие надо спасать во что бы то ни стало, а во-вторых, помощи ждать неоткуда. Разве что я мог рассчитывать на собственный характер, профессионализм оставшихся управленцев и... на осознанный и самоотверженный труд простых людей, которые, как я уже сказал, месяцами не видели заработанных денег, а часто и вовсе жили впроголодь. Где-то интуитивно я почувствовал, что в первую очередь должен поговорить именно с этими людьми, посмотреть им в глаза, договориться о взаимной поддержке. Им было тяжело, мне было тяжело, но у нас имелся только один выход: самим вытягивать себя из болота банкротства.

Сразу после своего назначения я провел доверительные беседы с коллективами каждого из производственных цехов. Впрочем, я бы не назвал это беседой. Скорее, это были монологи людей, не единожды преданных, не единожды жестоко обманутых, часто разуверившихся в том, что в жизни есть справедливость. Они не хотели верить, но где-то в душе надеялись, что все-таки что-то путное может получиться. Я выслушал все претензии — справедливые и не очень. Я почувствовал боль и горечь этих людей. И в итоге мы договорились о том, что будем доверять друг другу.

Еще не зная как, но я был уверен, что вместе мы наладим производство, рассчитаемся с долгами, в том числе (или даже в первую очередь) с долгами по заработной плате. Хотя моя уверенность не в полной мере передалась тогда рабочему коллективу: они сомневались. Я хорошо понимал их сомнения — директора на предприятии менялись часто, и каждый из новых назначенцев обещал навести порядок. Потом он уходил, так и не справившись с задачей, а угол падения становился все круче. Почему они, пережившие все это, должны были поверить мне?

И все же мне удалось сформировать мощный управленческий “костяк”, который должен был решить стратегическую задачу — вывести завод из крутого пике. При этом мы прекрасно понимали, что надеяться, кроме как на себя, нам не на кого. На ходу учились работать по-новому, в условиях рыночной экономики. Работали (нет, лучше сказать, пахали) много и трудно, часто получая минимальную зарплату. Заработанные средства (пусть и небольшие) все до копейки направляли на развитие производства, его модернизацию и обновление. Никто не возмущался, все понимали, что модернизация — это ключ к успеху. Немодернизированный завод — мертвый завод, который рано или поздно окончательно придет в упадок.

Постепенно сформировался дееспособный коллектив, появился первый успешный опыт работы в новых условиях, пришла уверенность в собственных силах и правильности выбранного пути развития. Это нашло отражение и в результатах работы завода, и в качестве жизни города.

Сегодня я могу точно сказать, что кризис мы преодолели сами. Коллектив завода восстановил и развил производство. С конца 1999 года и по настоящее время “Титан” демонстрирует стабильный рост производственных и экономических показателей. Если оперировать только сухой статистикой, то за этот период объемы производства выросли в семь раз, а заработная плата — в пять, на полторы тысячи увеличилось количество рабочих мест. Но еще раз подчеркну: за каждой цифрой стоят конкретные человеческие судьбы, страдания и надежды каждого члена коллектива “Титана”. Существует ли мерка, позволяющая объективно оценить тот путь, который прошли мы от края катастрофы к сегодняшней стабильности?

После катастрофы

Что же сегодня представляет собой “Крымский титан”? Это крупнейший в Восточной Европе и СНГ производитель двуокиси титана. Продукция ЗАО “Крымский титан” реализуется в 58 странах мира. Производство двуокиси титана на предприятии сертифицировано по международным стандартам ISO 9001:2000 (стандарт качества продукции), ISO 14001:2000 (охрана окружающей среды). Сейчас мы внедряем еще один международный стандарт — ISO 18000 (охрана и безопасность труда).

Вместе с заводом ожил и город химиков Армянск, в бюджет которого только в прошедшем 2005 году нами было перечислено 10,8 млн. грн. Всего же в 2005-м ЗАО “Крымский титан”, с учетом арендованных у государства Иршанского ГОКа (Житомирская область) и Вольногорского ГМК (Днепропетровская область), было уплачено налогов и сборов в сумме 235,7 млн. грн. Это в два раза больше, чем было уплачено этими же предприятиями в году, который предшествовал созданию ЗАО.

Наше предприятие имеет теперь возможность направлять средства не только на собственную модернизацию, но и на поддержание корпоративной социальной инфраструктуры, на благотворительные проекты. Участвуя в благотворительности, мы помогаем государству и обществу решать многочисленные проблемы. Любой успешный бизнес (вне зависимости от формы собственности) не может жить отдельно от забот и нужд государства, ограничиваясь только своевременной выплатой налогов, — он должен принимать посильное участие в финансировании дополнительных социальных проектов. Мы это хорошо понимаем. А потому на наши средства финансируется содержание республиканского приюта, детских дошкольных учреждений и школ, спортивных кружков и секций.

Примером реальной помощи бюджету в части решения социальных проблем в области здравоохранения является финансирование нашим предприятием реконструкции больницы и поликлиники города Армянска. Затраты на ее реконструкцию составили более 22 млн. грн. Но это тот счет, который мы обязаны оплачивать, если хотим жить в современном успешном обществе.

Но, увы, идиллии не получается. Да, нам удалось самостоятельно справиться со своими проблемами, встать на ноги, рассчитаться с долгами, реализовать ряд важнейших социальных программ. И тут же мы столкнулись с проблемой гораздо более страшной. Название этой проблемы двоякое: бюрократическое головотяпство (это когда иной ретивый чиновник вставляет палки в колеса успешному предприятию) и коррупция. Наверное, у нас исстари так повелось: ага, раз предприятие работает нормально, то что-то здесь не так. Надо поискать причину успешности и... либо приписать успех себе, либо “затаскать” руководство предприятия по различным проверкам.

Невольно задумываешься: кем же себя представляют некоторые чиновники? Кому они служат? Только себе (точнее, своему теневому карману)? Или все-таки они обязаны работать на благо народа и государства? А что такое это самое благо? Иногда особо ретивому чиновнику хочется прямо сказать: “Все, что от тебя требуется, — не мешать. Получай свою зарплату и лучше ничего не делай”. А ведь и правда, иногда платить чиновнику за его безделье гораздо выгоднее, чем платить за ретивость. В первом случае — нет пользы, но нет и вреда. Во втором — одни беды.

Короче говоря, на наш завод, еще недавно напоминавший “гадкого утенка”, который вдруг оклемался и превратился в добротного лебедя, кое-кто “положил хищный глаз”.

Убить инвестора

Удержавшись на плаву, избавившись от непомерных долговых обязательств, мы тем не менее прекрасно понимали, что для коренной реконструкции и модернизации (а иначе просто не удержаться на высококонкурентном рынке!) нам необходимо было привлечь крупные инвестиции. Для этого имелись вполне резонные обоснования. Без инвестиций в переоснащение и модернизацию нет будущего у завода, качество нашей продукции значительно уступает качеству продукции ведущих производителей.

Эта пугающая разница нарастала с каждым днем. Понятно, что на катастрофически изношенном оборудовании тяжело тягаться с современными мировыми производителями. Но была у нас проблема и еще более острая: в любой момент могла произойти аварийная остановка цеха серной кислоты, который уже давно выработал свой ресурс, но продолжал “оставаться в строю” благодаря неимоверным усилиям своего коллектива. Что для нас означала остановка цеха серной кислоты? Как минимум, последующую остановку всего производственного процесса. Следствие этого — стремительный возврат к глубочайшему долговому кризису 1998 года и смерть завода.

Могли ли мы допустить все это? Вернее, имели ли мы — руководители “Титана” — моральное право обмануть трудовой коллектив и в одночасье разрушить все то, что кропотливым трудом воссоздавалось на протяжении последних лет? Нет. Нужно было срочно искать оптимальный выход. Само собой, в развитие завода мы реинвестировали всю свою прибыль, посильно привлекали заемные средства. Но этого явно не хватало для проведения системных преобразований.

По оценкам экспертов, на оптимальную реконструкцию и модернизацию завода необходимо было изыскать около 100 млн. долларов США. Вывод крайне неутешительный. Но еще более неутешительной была его вторая часть: инвестиции нужны заводу в ближайшие два-три года. После этого уже не будет смысла вкладывать любые деньги в реанимацию завода — по причине остановки завода и потери им всех своих позиций на международном рынке.

Сегодня я готов признаться, что активно искать стратегического инвестора мы начали уже в 1999 году. Сразу после того как провели своеобразный “производственный аудит” и поняли, что наших собственных ресурсов хватит совсем на короткое время. Уже тогда мы инициировали предварительные переговоры с целым рядом украинских и иностранных инвестиционных компаний. Но пока то были только разговоры.

В результате многочисленных встреч и консультаций к концу 2003 года мы наконец определись с тем, кто оптимально соответствует нашим критериям и подходит на роль инвестора — английская компания Peter Hambro MiningPic (PHM). К тому времени она начала осваивать ильменитовое месторождение в России и готовилась к строительству там же современного перерабатывающего завода. Нам удалось убедить не строить завод в России, а вложить средства в наш завод.

Можно сказать, что это была двойная победа. Во-первых, мы таки нашли стратегического инвестора, который готов был профессионально работать в титановой отрасли. Во-вторых, блокировали создание конкурентного производства, которое, несомненно, нанесло бы сильнейший удар по нашим собственным позициям. К тому же мы разработали наиболее, на мой взгляд, оптимальную схему привлечения инвестиций — это создание совместного предприятия (СП), контрольный пакет акций которого оставался у государства. А следовательно, государство, с одной стороны, оставляло за собой право контроля в отрасли, с другой — получало серьезные инвестиции для повышения отраслевой конкуренции на мировых рынках.

Наш план имел еще одну позитивную особенность: около 70% финансовых средств, необходимых для проведения реконструкции, инвестор должен был вложить в течение первого года на... безвозмездной и безвозвратной основе. Т.е. мы имели возможность быстро привлечь не короткие кредитные деньги.

Итальянец Данте Алигьери в своей великой книге “Божественная комедия” сумел детально и весьма правдоподобно описать круги ада, через которые должен пройти человек. Мы, как мне кажется, как раз и прошли все “адские круги”, пока получили все необходимые согласования и заключения для создания совместного предприятия на условиях, крайне выгодных государству и ГАК “Титан”. Отмечу только, что наш проект был неоднократно (и можно сказать, придирчиво) рассмотрен во всех основных министерствах и департаментах Кабмина и без всяких замечаний вынесен на рассмотрение соответствующего правительственного комитета.

Но ад — он ведь и есть ад. Наша отечественная бюрократическая система часто ломала самые блестящие планы и намерения. Свой злой гений появился и у проекта создания СП между ГАК “Титан” и Peter Hambro MiningPic. Имя этого гения — Андрей Клюев, тогдашний вице-премьер. Простая хронология: вопрос о создании СП трижды включался в повестку дня правительственного комитета и трижды уже по ходу обсуждения снимался Клюевым. С неожиданной мотивировкой — “до решения вопроса реорганизации ГАК “Украинские полиметаллы” и создания Государственной акционерной компании “Титан Украины”. Прямой связи между этими двумя события не имелось, однако, судя по всему, именно так большой чиновник вольно или невольно наносил ущерб выгодному государству инвестиционному проекту. Но разве это редкость?

Безотносительно к Клюеву, хочу заметить, что у наших чиновников личное часто довлеет над государственным. И потому мы не сильно удивились такому развитию событий. А вот компания РНМ, не привыкшая к подобным “номенклатурным кидкам”, отказалась от дальнейшего сотрудничества. Надо ли говорить, что сегодня эта компания строит современный завод в России?

И чего же добился чиновник Клюев? Ухода крупных инвестиций в Россию — этот раз. Создания у северного соседа предприятия-конкурента для украинских предприятий — это два. Перспективы потери российского рынка сбыта — это три. Удара по инвестиционной привлекательности Украины — это четыре. Богатый и полезный “улов”, ничего не скажешь. Нельзя утверждать, что поведение Клюева указывает на присутствие коррупции (хотя польза для россиян несомненна), но необъективность налицо.

Государственное дежа вю?

Но это история давно минувших дней. Власть поменялась, и, казалось бы, перед нами открываются хорошие перспективы. Негласно считалось, что вместо коррупционного государства пришло государство прозрачное, которое, по меньшей мере, не будет мешать развитию выгодных и прозрачных инвестиционных проектов. Увы! Подходы пока не изменились. Или изменились, но не очень.

Я не хочу вдаваться в поиски ответа на вопрос, почему притом, что президентом страны стал многообещающий и эффективный Виктор Ющенко, принцип работы государственной машины не очень изменился. Возможно, пока еще сильна инерционность старого — коррупционного — государства. Возможно, слишком медленно проходит кадровое обновление. Возможно, новый президент вынужден больше своего времени тратить на защиту от необоснованных спекулятивных нападок со стороны вчерашних союзников. Я думаю, что порядок рано или поздно будет наведен. Но сегодня меня волнует, что ожидаемого облегчения для нас, производственников, не наступило. А иной чиновник по-прежнему норовит незаконно отщипнуть себе жирный кусок чужой собственности (или денег), часто лоббируя антигосударственные решения...

Несмотря на огромные трудности, в августе 2004 года мы все же создали совместное предприятие — ЗАО “Крымский ТИТАН”. В уставный фонд ЗАО инвестором — немецкой компанией RSJ Erste Beteiligungsgesellschaft mbH было перечислено более 70 млн. долл. США. Контроль над созданным предприятием остался за государством. Чуть позже ЗАО “Крымский титан” были переданы в аренду целостные имущественные комплексы Иршанского ГОКа и Вольногорского ГМК, т.е. сырьевые базы. Особо подчеркну, в аренду, то есть комбинаты остались в собственности государства. Контроль над оперативной деятельностью закрытого акционерного общества осуществляет наблюдательный совет, в состав которого вошли четыре представителя государства и три представителя инвестора (всего семь человек). Но самое главное состояло в том, что предприятие получило, наконец, необходимые средства и приступило к масштабной реконструкции.

Казалось бы, работайте и развивайтесь. Но, к сожалению, хеппи-энды существуют только в голливудских блокбастерах. Только переступила порог своего нового (премьерского) кабинета Юлия Владимировна Тимошенко, как уже в феврале 2005 года свет увидели ее многочисленные поручения соответствующим министерствам и комитетам разобраться в “...законности создания ЗАО “Крымский титан” и “...создания ГАК “Титан Украины”. Нужен был формальный повод для развала СП — а потому на прибыльно работающее предприятие обрушились репрессивные проверки. Опять ожила утопическая программа “Титан Украины”. Началась очередная война против предприятия. На этот раз война тимошенковская.

В отечественных медиа разворачивается масштабная провокационная “черная” PR-кампания. В различных судах инициируются разбирательства, цель которых — запугать руководство и развалить успешное предприятие. Складывалось впечатление, что выбрана тактика “выжженной земли”. Ведь чтобы создать мифический ГАК “Титан Украины”, теперь нужно было разрушить ЗАО “Крымский титан”. Но мы выстояли. По одной простой причине — на нашей стороне был закон, а также вполне конкретные и весьма убедительные результаты работы предприятия.

За что воюют теневые лоббисты?

У кое-кого может возникнуть вполне резонный вопрос: а что же это такое — ГАК “Титан Украины. Что за образование, которого нет, но которое каждое новое правительство пытается создать, ломая при этом существующие здоровые производственные организмы и нисколько не обращая внимания на обвинения в коррумпированности? И наконец, главный вопрос: если ГАК “Титан Украины” — такое большое благо, то почему все предприятия титановой отрасли категорически противятся созданию этого холдинга?

Впервые идея создания ГАК “Титан Украины” возникла, если мне не изменяет память, в 2001 году. Автором этой, как оказалось впоследствии, мины замедленного действия выступило руководство умиравшей тогда ГАК “Украинские полиметаллы”. В свою очередь стоит сказать, что сама ГАК “Украинские полиметаллы” была создана в 1998 году для... реализации программы “Золото Украины”. Программа была с треском провалена. Но при создании “Украинских полиметаллов” в состав компании наряду с золотодобывающими и перерабатывающими предприятиями были включены и непрофильные комбинаты — Иршанский и Вольногорский.

Эти предприятия добывали ильменит — сырье для производства двуокиси титана и титановой губки. А в ГАК “Украинские полиметаллы”, по сути, выполняли роль финансовых доноров. Дело в том, что Иршанский ГОК поставлял сырье для нашего предприятия и ОАО “Сумыхимпром”. Вольногорский же ГОК поставлял сырье Запорожскому титаномагниевому комбинату. Когда в ГАК “Украинские полиметаллы” увидели, что программа “Золото Украины” “заваливается”, то взамен предложили запустить новую программу — “Титан Украины”. Полностью поменять направление и паразитировать за счет успешных предприятий. Для этого руководству “Украинских полиметаллов” требовалось лишь присоединить предприятия, потребляющие ильменит, а также избавиться от ненужных уже предприятий золотодобывающего комплекса. Вот так родилась идея создания вертикально интегрированной компании “Титан Украины”.

Но к тому времени предприятия, ранее проблемные и убыточные, самостоятельно выбрались из кризиса и наработали собственные программы развития. В эти программы никак не входило содержание монстра-нахлебника под названием “Украинские полиметаллы”. Единственное, что нужно было предприятиям титановой отрасли, — это инвестиции, которых инициаторы создания ГАК “Титан” предложить не могли. Тогда предприятия выстояли и от идеи создания ГАК “Титан Украины” отказались.

Но увы, любая паразитическая идея весьма живуча. А потому желание создать паразитирующую надстройку в титановой отрасли периодически возникало. Дело в том, что реализация плана позволяла заинтересованным финансовым группам (как правило, спекулятивным) получить контроль сразу над всеми перспективными титановыми предприятиями. Возможно, с последующей их оптовой приватизацией, а также с выходом на монопольное положение на украинском рынке. Поэтому у столь “вкусной” захватнической идеи не было недостатка в чиновниках-покровителях и чиновниках-лоббистах.

Последовательным проводником идеи создания ГАК “Титан Украины” является с момента своего назначения министр промышленной политики Владимир Шандра. Газета “Экономические известия” от 6 февраля с.г., ссылаясь на министра, говорит, что “многострадальный “Титан Украины” будет создан в течение первого квартала 2006 года”. По мнению Шандры и его сторонников, для того чтобы Украина экспортировала не титановую губку, а продукцию более высокого передела — титановые слитки, необходимо создать “Титан Украины”.

Честно говоря, мне эта логика не понятна. Почему, чтобы наладить производство на одном предприятии, надо разрушить другое, причем высокоэффективное? В чем здесь интерес государства?

Министр не нашел времени посетить наше “резонансное” предприятие, чтобы разобраться на месте. В то время как посол Германии, очевидно, обеспокоенный судьбой немецких инвестиций, сделал это. А ведь наше предприятие является передовым. Мы в течение одного года привлекли более 70 млн. долл. США иностранных инвестиций. Мы оказались единственным из предприятий, предлагаемых к объединению, чьих представителей не включили в рабочую группу по созданию “Титана Украины”. Наверное, наш опыт не нужен министерству, а наши вопросы неудобны. Вот и ждут в министерстве, когда инициированные суды разломают ЗАО “Крымский титан”.

Наше предприятие не является помехой для развития производств титанового комплекса. Что касается арендованного сырьевого комплекса, так мы его инвестируем и развиваем не только в своих интересах. Мы готовы поставлять, и поставляем, сырье для всех украинских потребителей. А прозрачные рыночные отношения, в отличие от внутрикорпоративных, являются более прогрессивными и более выгодными для государства. Так как не позволяют минимизировать прибыль компании и, соответственно, уменьшать налоги. Развитие одних за счет других — это путь в никуда. Но это, к сожалению, наша точка зрения. В нашем отраслевом министерстве думают по-другому.

Кстати, в роли одного из наиболее ретивых и агрессивных захватчиков отрасли довольно долго выступал российский бизнесмен Виктор Вексельберг. В течение какого-то времени активным лоббистом интересов Вексельберга являлся уже бывший госсекретарь Украины и известный борец с коррупцией Александр Зинченко. Не меньшую активность демонстрировал Сергей Грищенко (экс-заместитель министра промышленной политики) и продолжает демонстрировать Владимир Третьяков, сегодняшний заместитель министра промышленной политики.

А ведь каждое предприятие титанового комплекса по-прежнему нуждается в значительных инвестициях. Речь идет о сотнях миллионов долларов. Кто выделит средства на реконструкцию? Неужели Виктор Вексельберг? Вряд ли. Но об этом “реформаторы отрасли” и не думают. Просто наше предприятие, равно как и вся украинская титановая отрасль, оказалось в сфере хищнических интересов финансово-промышленных групп. В их интересах и осуществляются попытки разрушения нашего эффективно и динамично развивающегося производства.

Многие, наверное, помнят древнегреческую легенду о титане Прометее. За то, что он принес людям огонь, боги приковали Прометея к скале, где орел ежедневно клевал его печень. Вот и над нашим рабочим “Титаном” — лакомой поживой — как вчера, так и сегодня, хищно кружат доморощенные и чужие орлы. В любой момент готовые оторвать жирный кусок украинской экономики.

Лоббизм, как убедил меня горький опыт, — не только составляющая, но и движущая сила коррупции. После того как Грищенко и другие “ушли”, мы вздохнули с облегчением. Рабочая группа под председательством тогдашнего первого вице-премьера, а ныне секретаря СНБО Анатолия Кинаха пришла к объективному выводу: “принять во внимание выводы Минюста и Фонда госимущества, что создание ЗАО “Крымский титан” соответствует законодательству, а целесообразность его создания подтверждается позитивной динамикой развития общества”. Анатолия Кирилловича, опытного промышленника и управленца, трудно было обмануть словесной шелухой, построенной на утопических тезисах “о необходимости вертикальной интеграции и глобализации”.

Однако уже 1 ноября 2005 года очередной лоббист и при этом советник президента Николай Щербина отправляет главе государства докладную записку, а 8 декабря — следующую. В них Щербина предлагает создать ни много ни мало “концерн” на базе существующих предприятий разной формы собственности, а также... в месячный срок сменить органы корпоративного управления. При этом автор записки пошел дальше своих предшественников и предлагает к уже известной группе предприятий “прицепить” еще и Никопольский трубный завод, ОАО “Завод полупроводников” и Исследовательский завод Государственного трубного института. Неплохой получается букет для кого-то!

Как видим, недостатка в теневых лоббистах титановая отрасль никогда не испытывала. И совсем неважно, что они абсолютно далеки от реальных проблем предприятий. Неважно, что они не несут никакой ответственности за последствия своих предложений. Главное, что они могут дать второе, третье... десятое дыхание не единожды отвергнутой идее, явно разрушительной для наших успешных предприятий, но заманчивой для олигархов.

В качестве последнего примера могу привести письмо главы Житомирской обладминистрации господина Жебривского П.И. на имя премьер-министра Еханурова Ю.И. и письмо заместителя министра промышленной политики господина Третьякова В.М. в Комитет Украины по земельным ресурсам. Жебривский просит дать соответствующие поручения для выяснения вопроса “о целесообразности предоставления специальных разрешений (лицензий) для Иршанского ГОКа” и просит ускорить создание вертикально интегрированной системы “Титан Украины”. Господин же Третьяков предлагает Комитету по земельным ресурсам повременить с выдачей разрешения на передачу в аренду земель для производственных целей. По этому поводу хочу обратить внимание господ Жебривского и Третьякова на то, что в результате передачи в аренду Иршанского ГОК и Вольногорского ГМК государство получило одноразово 67,2 млн. грн. и ежегодно в качестве арендной платы получает 21 млн. грн. Годовая арендная плата в 10 раз превышает сумму дивидендов, уплаченных ГАК “Украинские полиметаллы” в 2003 году в целом по всем входившим в ее состав предприятиям.

В 2005 году, в условиях аренды, в Иршанский ГОК инвестировано 50,6 млн. грн. против 26,4 млн. в 2004-м; объемы производства увеличились на 21,6% и составляют 156,8 млн. грн., чистая прибыль выросла на 48,9%. На 96 человек увеличилась среднесписочная численность работающих, на 27,4% — среднемесячная зарплата (1181 грн. в среднем в год). В 2005-м сумма выплаченных ГОКом в бюджет налогов составила 37,2 млн. грн. при 22,6 млн. грн. годом ранее. Аналогичная тенденция роста производственно-экономической деятельности и на Вольногорском ГМК.

Остановка Иршанского ГОКа, которая неминуемо произойдет в случае неполучения разрешительных документов на недропользование (о чем идет речь в письмах господ Жебривского и Третьякова), приведет к срыву договорных обязательств, дестабилизирует социальное положение в пгт Иршанск.

Обращение господ Жебривского и Третьякова не только несет угрозу материальных и социальных убытков предприятию, региону, государству и населению, но и является грубым административным вмешательством в порядок предоставления (продления) разрешительных документов на недропользование. Не знаю, понимают ли данные высокие руководители последствия своего обращения. Думаю, что да. Так в чьих же интересах они тогда действуют? Если это защита национальных интересов, интересов области, то что в таком случае их предательство?

Олигарх

Кто же такой Виктор Вексельберг, тень которого нависла над всей украинской титановой отраслью? Еще в феврале 2003 года ЗАО “ТАКО” (предприятие, представляющие интересы Вексельберга в Украине) получило лицензию на разработку Федоровского месторождения — кстати, в Житомирской области. Тогда же было заявлено о намерении инвестировать в его разработку 200 млн. (!) долл. Время идет, а инвестиций как не было, так и нет.

Достаточно взглянуть на бухгалтерский баланс ЗАО “ТАКО”, чтобы понять, что никакой хозяйственной деятельности оно не ведет. Насколько я знаю, спустя почти три года у этого предприятия нет даже “технико-экономического обоснования” на разработку месторождения. Хотя, по нашему законодательству, предприятие, в течение двух лет не приступившее к освоению месторождения, может быть лишено лицензии на его разработку. Но президент “ТАКО” господин Соколовский, иногда, правда, представляющийся как помощник Зинченко, чрезвычайно активен в продвижении идеи создания вертикально интегрированной компании “Титан Украины”.

Немного позже уважаемый Виктор Феликсович заявлял о готовности инвестировать в титановую отрасль Украины уже порядка 500 млн. долл. США. Правда, когда и на каких условиях, об этом умалчивает. Но глядя на то, как осваивается Федоровское месторождение в Житомирской области, эти обещания вызывают большие сомнения. Ведь “обещать жениться, еще не значит жениться”.

У олигарха, видимо, совсем другие планы в Украине. В России Виктор Феликсович, судя по всему, проиграл борьбу за контроль над очень привлекательными предприятиями титанового комплекса. Но возможен реванш в Украине...

Однако коллектив ЗАО “Крымский титан” не собирается сдаваться. Не пора ли понять чиновникам, что не народ служит власть имущим, а совсем наоборот? Может, тогда начнем работать по-новому и без “захватнических войн”?

Источник: Евгений ДМИТРИЕВ, председатель правления ЗАО “Крымский титан” для УкрРудПром


Комментировать данный материал могут только зарегистрированные пользователи!
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите на сайт под своими учётными данными.

Код цитирования для блога

Чтобы цитировать эту статью в Вашем блоге,
скопируйте и вставьте текст ниже в необходимую страницу.




Предпросмотр:

Титановый «захват»
27.02.2006
“В феврале 2006 года на многое мы смотрим уже совсем иначе, чем 5-10 лет назад. Сегодня мы не сомневаемся в том, что можно успешно работать в любой отрасли, можно поднимать на ноги любое...
Система Orphus



Читайте также

Украина создает титановый госконцерн

Кабинет Министров намерен создать национальный концерн "Украинский титан", объединяющий компании металлургической отрасли.  Читать далее >>

Постоянный адрес:http://armyansk.info/news/news-archive/35-2006/157-titanovyj-lzaxvatr

© 2019 Все права защищены. При использовании материалов, предоставленных на сайте, в любой форме наличие ссылки на Армянск Информационный обязательно.